Имлу Хаген (imlu_hagen) wrote,
Имлу Хаген
imlu_hagen

Categories:

Привидения в Лохштедте

В канун Рождества - немного нашей кенигсбергской мистики пополам с юмором. В свое время наткнулась на эту статью в сети и несколько раз во время чтения уползала под стол (заодно вспоминая некоторые из своих похождений).
Примечание: Лохштедт - название замка в Восточной Пруссии (ныне Калининградская область) на берегу Калининградского залива, неподалеку от Пиллау (Балтийска).


"До сих пор никто точно не знает, как переводится название Лохштедт, хотя известно, что был построен он немецкими рыцарями в 1270 году и был едва ли не крупнейшим форпостом ордена после замка Магдеборг.

Легенда рассказывает, что однажды зимой замок был осажден восставшими пруссами и от защитников крепости осталось лишь семь рыцарей. Колокол замка звенел постоянно, призывая помощь, но рыцари с Бальги не могли пройти через залив по слишком тонкому льду. Тогда защитники Лохштедта решили оставить крепость через подземный ход, а чтобы враги не заметили, рыцарь фон Поленц остался звонить в колокол.

Освободившие Лохштедт от пруссов крестоносцы обнаружили тело фон Поленца с мечом в одной руке и колокольным канатом в другой. С тех пор, по преданию, каждую зиму в ночь полнолуния на стену из подземного входа выходили шесть темных рыцарей с зажженными свечами в руках, они проходили до капеллы, там зажигали седьмую, раздавалось семь ударов колокола, и рыцари возвращались обратно в подземелье.

Говорят, что в 1760 году русский губернатор Николай Андреевич Корф, чтобы пресечь эти слухи, собирался снести старую рыцарскую капеллу. Однако не стал. Время само постепенно разрушало замок.

С каких-то пор тени рыцарей действительно перестали являться, но колокольный звон продолжал звучать каждую зиму. Говорят также, что жители поселка Приморска неподалеку от руин иногда в полнолуние слышат с той стороны колокольный звон…

Один мой неспокойный приятель совершенно искренне верит в чудеса, ну там в привидения, домовых, летающих пришельцев и прочие загадки природы. Я тоже, собственно, не отказываюсь верить, но доктор (он у меня дипломированный врач) верит совершенно истово и, я бы сказал, по-деловому. Типа, раз есть привидение — к нему непременно необходимо сходить в гости. Или: раз уж согласен с летающими тарелками, то крайне важно ее (эту тарелку) изловить и внимательно разузнать, что там к чему. А то вообще махнул однажды в Пермский треугольник и, упершись лбом в аномалию, долго и трепетно ее изучал. Для собственного интереса, ну и для науки, конечно, тоже.

Вот этот хитрец однажды вечером убаюкал мое внимание чашкой кофе и выклянчил у меня обещание помочь ему в одном деле. Я, как «доверчивая Маня», согласился, а приятель заспешил поделиться деталями предстоящего дела. По его сведениям из самых надежных источников, на территории области существует один замок, где в полнолуние разгуливают привидения по руинам бывшей крепости, да еще временами поют или воют (точно не установлено) на своем привиденческом языке.

Моя реакция на всю эту белиберду не вызывала опасения насчет моего же здоровья. Я смеялся, крутил всеми пальцами у головы, беспокоился о здоровье приятеля и в конце концов устал объяснять, что один из нас псих. Вконец обессилевшему, доктор напомнил мне об обещании и назначил конкретный срок ночной экспедиции: ближайшее полнолуние, которое по графику начнется завтра. Пришлось идти домой и жаловаться жене на судьбу, на доктора, на бессонную будущую ночь и на гадкие привидения, о которых стало известно приятелю.

Начало нашей экспедиции было положено ровно в 20 часов 50 минут, ибо именно это время доктор сообщил импортному миниатюрному диктофону, взятому напрокат для записи привиденческих голосов. А поскольку приятель относился к ловле привидений серьезно, в поход были взяты также: два фонарика, фотоаппарат, набор свечек, ножик, компас, линейка, грамм четыреста колбасы, батон, четыре сардельки, два пирожных, термос с чаем и какие-то смешные химические обогреватели (они нам здорово пригодились ночью — мы ими разогревали сардельки).

Короче, сели мы в машину и смело помчались навстречу тому, что нас ожидало. Только в машине хитрюга эдакий доктор сообщил направление движения. По его словам, под Балтийском в районе заставы находились остатки замка Лохштедт, которые гостеприимно готовы были нас встретить этой ночью.

Если вы хоть раз ездили на свидание с привидениями, вы нас поймете: на полпути мы остановились и разобрались с колбасой. Чтобы она в случае чего не досталась духам. Почувствовав себя увереннее и гораздо сытнее, лихо добрались до Балтийской заставы.

Доктор, как более опытный в таких делах, отправился на рекогносцировку. Для этого он вышел из машины, подошел к дежурившим на КПП дамам и конкретно спросил насчет посторонних шумов в виде воплей призраков. Сударыни, конечно, удивились таким вопросам перед полуночью, но совершенно однозначно заверили, что никаких загадочных звуков отродясь на посту не приходилось слышать.

«Сегодня услышите» — зловеще сообщил им мой приятель и не соврал. Когда мы свалились в яму, загадочные звуки слышно было даже в Балтийске. Но это было потом, а пока мы, выяснив месторасположение руин, бодро зашагали в указанном направлении.

Пришли, осмотрелись, благо, луна не подвела — хорошо! Инеем все припорошено, все в синих тонах — попали, однозначно, в сказку. Где-то вдали завопила птица. То, что вопила птица, я уверен был абсолютно: во-первых, явно далеко, а, во-вторых, на часах было только 23.05. Нашим привидениям рановато в такое время буянить.

Доктор пошел искать места возможного выхода на белый свет наших потенциальных друзей. Я же, поскольку был не робкого десятка, а очень даже робкой сотни, остался сторожить снаряжение, упакованное в большую дорожную сумку, помахивая лучом фонарика в разные стороны и напевая очень громко веселую песню. Не то, чтобы очень хотелось петь, а так… на всякий случай.

Счастливый доктор периодически появлялся подле меня, отчитывался об увиденном, делал всякие предположения и скрывался в непонятном направлении. А я трепетно постукивал нога об ногу в ожидании этой чертовой полуночи.

Когда доктор бросил меня в очередной раз, направляясь в отрытый кладокопателями подвал замка, я стал шевелить всем своим волосяным покровом, потому что сзади очень явно раздался хруст ломающихся веток.

Приятель был впереди, я его почти видел, а хрустело абсолютно сзади. Вспомнилась мама и бесцельно прожитые годы. Пришлось проявлять личное мужество и поворачиваться на неприятные звуки. Посветил фонариком. Хрустнуло еще раз, можно сказать, на моих глазах, и смолкло. Ну, вам, наверное, не понять состояние человека в моем положении: вокруг все залито лунным светом, припорошено местами снегом, раздаются странные звуки, а никого не видать, и я стою один-одинешенек среди старинных обломков рядом с сосисочной сумкой. Бросил я эти сосиски на растерзание хозяевам, а сам горной ланью сиганул в подвал к приятелю. Типа соскучился!

Доктор встрече обрадовался, потому что тоже, оказывается, испытал сильное потрясение: у него кто-то несколько раз забирал кирпич. Ну, то есть приятель решил взять кирпич из кладки на память о походе, а его, этот кирпич, неведомая сила вырывала прямо из приятельских рук. И плюхала кирпич на землю. Получалось так, что ни разу он кирпич выше колен не поднял. Я, ошалевший от своих страхов, с кирпичом экспериментировать не стал, ну жалко им каменюку, и Бог с ней. У меня там, наверху, страшнее было.

Сидим, прислушиваемся, затаив дыхание. Двадцать минут не дышали. Потом замерзли и полезли из ямы сдаваться. Руки вверх, конечно, не поднимали, но настроение было очень даже пленное. Выбрались, огляделись. Тишина. Вроде бы никто не шастает. Самое время успокоить нервную систему сарделькой и чашкой горячего чая. Приятель нагрел сосисок хитрым способом, я разлил чай. Как-то даже не разговаривалось. Молча себе пожевали, чаю глотнули, закурили. Полегчало.

Храбрый доктор отправился в разведку с диктофоном и фонарем, а я остался сторожить сумку из-под сосисок. Без четверти двенадцать пришлось описаться, потому что в непонятном месте раздались волнообразные звуки (раньше в эстрадных номерах любили «играть» на двуручной пиле. Очень похожее «пение»), а в плечо вцепились чьи-то костлявые пальцы. Ну, пальцы-то оказались приятеля, белевшего своей физиономией у меня за спиной. А со звуками ничего конкретного объяснить не могу. В диктофоне сели батарейки и записи не получилось, так что воспроизвести услышанное могу только письменно:

— У-у-у-У-у-у-У-у-у.

Нам ничего другого не оставалось, как дружно шлепнуться в яму. Наши звуки я тут, из скромности, приводить не буду. Но было громко. «Поющая пила» явно перепугалась и смолкла. Ровно в полночь мой приятель пощелкал фотоаппаратом во всех направлениях. Остатки мужества позволили еще пять минут простоять на древней кладке, развесив уши. Кроме шума работающего трактора и звука прибрежной волны в заливе ничего слышно не было. Очень счастливый результатом нашей затеи, я шустро спустился на дорогу и зашагал к машине. Приятель с наморщенным от размышлений лбом пошел следом.

«А если это был не трактор?» — спросил доктор как бы себя, но вслух.

Действительно, очень странно, согласитесь, тракторить именно в полночь… В принципе, на этом все и закончилось. Мы вернулись в Калининград и разошлись по домам. Но, вспоминая тарахтенье как бы трактора и треск веток за спиной, лично мне становится неуютно".

(Ю. Андреев, А. Волобуев, «Страж Балтики»).
http://russian-west.narod.ru/history/tain/tain.htm
Tags: Восточная Пруссия, падсталом
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments